photo
Главный стратег «АТОН»

Время неопределенности

Быстрое развитие коронавируса за пределами Китая во многом предопределило резкое снижение цен на финансовые активы по всему миру. Несмотря на некоторое восстановление котировок в первые дни марта, неопределенность остается высокой, что, очевидно, будет нервировать инвесторов, а регуляторов и правительства многих государств — подталкивать к введению новых стимулирующих мер.

Вспышка заболевания COVID-19, которая в начале года была отмечена в Китае, а к концу февраля стала быстро распространяться за его пределами, безо всяких сомнений стала основным событием первого квартала 2020 года. И, пожалуй, это одно из самых существенных вызовов для человечества за последние годы.

Борьба с вирусом и преодоление его последствий, очевидно, будет оставаться ключевым фактором для мировой экономики в обозримом будущем.

Радикальные изоляционные меры, предпринятые властями КНР, хотя и принесли результат в части борьбы с заболеванием, привели к фактической остановке производства во многих провинциях страны.

Влияние на экономику

Это оказало отрицательное воздействие на экономическую активность (например, индекс PMI Manufacturing в Китае в конце февраля опустился до 35,7 пунктов против 50 в конце января) и неизбежно приведет к замедлению темпов роста. Тем не менее, последние новости указывают на то, что Китай постепенно возвращается к нормальному функционированию, и производственная активность восстанавливается быстрыми темпами.

Перебои в экономической активности в Китае в начале года, учитывая его высокую степень интеграции в глобальные цепочки производства, также привели к пересмотру прогнозов по росту мирового ВВП. Любопытно, что первые оценки предполагали лишь небольшое замедление: в конце января Международный валютный фонд скорректировал свой прогноз глобального роста в сторону понижения всего на 0,1% до 3,3% год к году. Однако уже в начале марта он был вторично скорректирован уже до уровня 2,9%, и не исключено, что замедление окажется еще более значительным.

Шок на финансовых рынках

Финансовые рынки поначалу и вовсе «дисконтировали» этот риск. Например, индекс S&P500 19 февраля достиг исторического максимума. Подобная динамика выглядела довольно неожиданно, особенно если учесть, что экономические последствия COVID-19 еще в январе выглядели довольно серьезными.

Но «прозрение» пришло достаточно быстро, и, когда вирус начал быстро распространяться за пределами Китая, инвесторы стали воспринимать ситуацию более серьезно. Распродажи на финансовых рынках начались из-за того, что они не понимают, как инфекция в итоге повлияет на экономику.

Бегство из рисковых активов в качественные, например, 10-летние казначейские облигации США, происходило на фоне роста волатильности. Это только усугубило ситуацию, потому что в 2018-19 годах одной из самых популярных идей была продажа волатильности, которая обернулась значительными потерями для ее сторонников в начале марта.

За неделю с 24 по 28 февраля американский рынок акций потерял более 10% своей стоимости, что стало самым существенным отрицательным движением с 2008 года.

С учетом того, что неопределенность остается высокой, довольно сложно прогнозировать дальнейшее движение рынка, но можно предположить, что во многом оно будет зависеть от эффективности действий властей по всему миру. Причем речь идет не только о центральных банках, но и о правительствах.

Реакция регуляторов

Пожалуй, наиболее яркой стала реакция ФРС США, которая снизила ставку на 50 базисных пунктов. Инвесторы ожидали чего-то подобного, но этого шага все равно оказалось недостаточно, чтобы стабилизировать ситуацию, и через два дня падение возобновилось.

Теперь рынок закладывает в свои ожидания дальнейшее сокращение ставки еще почти на 100 базисных пунктов (1%) в течение ближайших трех месяцев. Тем не менее, в сложившихся условиях усилий монетарных властей будет явно недостаточно.

Поэтому мы полагаем, что в действительности снижение ставок в США будет происходить несколько медленнее, чем того ожидают инвесторы. Скорее всего, ФРС предпочтет «не тратить все патроны» и сохранить пространство для маневра, которое может потребоваться для корректировки монетарной политики в будущем.

Вполне можно рассчитывать на то, что регуляторы по всему миру «вольют» в рынок дополнительные деньги посредством выкупа активов. Этот шаг обычно направлен на то, чтобы не допустить кризиса ликвидности в финансовой системе, который может ее парализовать.

Основной же фокус внимания, по всей видимости, переместится на действия фискальных властей. С одной стороны, крупные корпорации могут столкнуться с падением продаж. Им может потребоваться как адресная помощь, так и налоговые послабления. Помимо этого государствам придется сделать акцент на увеличении расходов на здравоохранение и проведении экстренных медицинских мероприятий (таких как создание временных больниц), что увеличит нагрузку на бюджет.

С другой стороны, можно ожидать, что проблемы возникнут на уровне потребления. Одним из наиболее эффективных методов борьбы с инфекциями является политика «социального дистанцирования» (social distancing). Она предполагает отмену культурно-массовых мероприятий, частичный перевод сотрудников на удаленную работу, самоизолирование людей с подозрением на вирус и в целом минимизацию контактов.

Очевидно, что эти мероприятия неизбежно скажутся как на структуре потребления, так и на его объеме. Государство может нивелировать негативный эффект различными способами, начиная от сокращения налогового бремени физических лиц, оплаты больничных (в случае самоизолирования) и заканчивая предоставлением пособий всем гражданам (helicopter money). Но все эти меры также ведут к увеличению дефицита бюджета.

Тем не менее, скоординированные действия монетарных и фискальных властей являются необходимостью. Именно они могут снизить негативное воздействие COVID-19 на экономику, а также предотвратить всплеск социальной напряженности.

Главное для инвесторов — осторожность

Как уже было отмечено выше, высокая степень неопределенности заставляет воздержаться от однозначных прогнозов динамики финансовых рынков в ближайшие месяцы, что делает разумным для инвесторов поддержание значительной доли наличных на балансе.

Тем не менее, есть определенные активы и отрасли, которые окажутся в выигрыше и проигрыше. Так, например, туристическая индустрия и авиаперевозки с одной стороны и отрасль онлайн развлечений — с другой. Если первые, очевидно, находятся под давлением, то вторые будут выигрывать оттого, что в структуре потребления происходят очевидные изменения в пользу виртуальности.

Многие эмитенты облигаций с высокой доходностью могут столкнуться с проблемами рефинансирования долгов (особенно, если их объем значителен). Долговые же обязательства надежных эмитентов , напротив, могут стать прибежищем для инвесторов в условиях неопределенности, и доходность по ним может продолжить снижаться.

Стратегически можно предположить, что та ликвидность, которую регуляторы скорее всего будут «закачивать» на финансовые рынки, рано или поздно начнет перетекать в более рискованные инструменты. Учитывая масштаб монетарных операций, это может вновь привести к росту их стоимости. Однако предсказать момент начала этого тренда, равно как и точку, с которой он стартует, достаточно сложно. В ожидании этого события можно пожелать инвесторам набраться терпения и, конечно, крепкого здоровья.

Адрес страницы: https://www.aton.ru/ideas/glavnyy_strateg_aton_o_posledstviyakh_koronavirusa_dlya_rynkov_i_ekonomiki/