photo
Главный стратег «АТОН»

- Что будет дальше с ценами на нефть?

- Сейчас в ситуации с ценами на нефть есть два значимых фактора. Первый фактор – это коронавирус. Довольно сложно предсказать, каковы будут его экономические последствия, вернее, масштаб замедления экономики, который он вызовет, что в свою очередь будет влиять на спрос на нефть со стороны экономических агентов. Естественно, без такой фундаментальной обоснованной оценки невозможно прогнозировать уровни, на которых нефть может стабилизироваться. Пока волатильность на нефтяном рынке остается высокой, и какие-то выбросы цен могут быть как в ту, так и в другую сторону.

Второй фактор – это ценовая война, которая де-факто уже началась. Вот здесь ситуация попроще, потому что оценить предложение как раз можно. Вопрос в том, где будет находиться спрос.

- Ждать ли дальнейшей девальвации рубля?

- Если посмотреть на политику наших монетарных властей с 2014 года, то мы увидим, что она была направлена на защиту нашего внутреннего рынка от внешних шоков. Этим механизмом защиты стал плавающий курс рубля. Плюс, в дополнение к этому было введено бюджетное правило, с помощью которого регулируется баланс спроса и предложения валюты на рынке. По сути, монетарные власти старались создать такую ситуацию, при которой цена нефти для внутреннего рынка всегда находилась на уровне 40 долларов за баррель. Тем не менее, зависимость рубля от нефти никто не отменял, она по-прежнему присутствует. И рубль уже отреагировал на снижение нефтяных цен серьезным падением. Если предположить, что котировки нефти будут двигаться дальше вниз, рубль тоже, очевидно, продолжит. Но это не будет движение один к одному, потому что бюджетное правило позволяет сглаживать эти колебания. То есть рубль будет дешеветь медленнее, чем нефть. Если мы предположим, что нефть у нас колеблется в достаточно широком диапазоне 30-40 долларов за баррель, то, наверное, курс будет колебаться в диапазоне 70-75 рублей за доллар.

Я бы не сказал, что ЦБ сейчас таргетирует какой-то определенный уровень обменного курса. Он скорее стремится к двум вещам: чтобы на валютном рынке не было избыточной волатильности и чтобы рынок самостоятельно определил некий равновесный курс рубля. Если рынок верит, что курс равновесный, то желание играть спекулятивно пропадает.

В качестве примера можно взять ситуацию 2016 года, когда в январе-феврале нефть колебалась в диапазоне 26-36 долларов за баррель, а средний курс был около 75 рублей за доллар, временами он зашкаливал до уровня 80 рублей и выше. Тем не менее, регулятор относился к этому довольно нейтрально, давая рынку возможность самостоятельно определить справедливый уровень. Я не думаю, что сейчас ситуация как-то радикально изменилась. Вся политика ЦБ с 2014 года перестроилась на таргетирование инфляции, а не курса.

- Что будет с инфляцией?

- Понятно, что любая девальвация имеет определенный эффект переноса на инфляцию. Но если посмотреть на текущее состояние рынка, то я не думаю, что инфляция по итогам 2020 года сильно отклонится от долгосрочного таргета ЦБ в 4%.

- Будет ли ЦБ поднимать ставку?

- ЦБ может повышать ставку в двух случаях. Первый случай – это такая антикризисная мера, чтобы сделать рублевые ресурсы дорогими для участников рынка и таким образом сбить спрос на валюту. Этот шаг, очевидно, пока не нужен: рынок функционирует нормально, и пока я не вижу на нем каких-то панических настроений.

Второй случай – когда ЦБ видит, что инфляция ускоряется и повышает ставку в ответ на рост инфляционных ожиданий. Здесь регулятору потребуется определенная пауза в несколько месяцев, чтобы оценить, насколько изменившаяся конъюнктура способствует тому, что цены будут и дальше расти. Поэтому, если брать ближайшее заседание, я бы сказал, что вероятность повышения ставки невелика.

- Ждать ли распродаж в ОФЗ со стороны нерезидентов?

- Подавляющая часть иностранных инвесторов заходит на рынок ОФЗ, не хеджируя риск рубля. Потому что если вы хеджируетесь, это сразу съедает значительную часть доходности. Но естественно, в те моменты, когда возрастает риск девальвации, нерезиденты могут добавлять этот хедж к своему портфелю. Сейчас иностранцы контролируют около 34% рынка ОФЗ. Для тех, кто заходил в рынок на уровне 63-64 рубля за доллар, позиции уже приносят убыток. Они могут начать сокращать свои вложения. Но здесь определяющим будет их взгляд на дальнейшую динамику процентных ставок. Если сценарий с повышением ставок ЦБ будет реализован, то иностранцы будут стараться выйти с этого рынка. Если же ставка останется на том же уровне, а инфляция не покажет существенного ускорения, то фундаментально и долгосрочно российский рынок останется для нерезидентов привлекательным. Какое-то сокращение позиций будет, но вряд ли оно будет массированным.

- Как действовать локальному инвестору?

- В первую очередь – стараться не нервничать. Если есть какие-то позиции в долговых инструментах, я бы рекомендовал скорее держать, потому что продавать их уже несколько поздно.

Адрес страницы: https://www.aton.ru/ideas/glavnyy_strateg_aton_otvetil_na_aktualnye_voprosy_po_rossiyskomu_rynku_/
Персональная консультация
Ваше имя*
Телефон*