Генеральный директор инвестиционной компании «АТОН» Андрей Шеметов – о противоречивости российской экономики, потенциале фондового рынка и преодолении себя.

Неблагоприятный климат в мировой экономике заставил инвесторов переориентироваться с развивающихся рынков на более стабильные развитые. России досталось особенно сильно: чистый отток капитала в первом квартале 2011-го составил треть суммы, которая ушла за весь прошлый год. При этом поддерживать наши компании не торопятся даже собственные, отечественные деньги, находящиеся за границей. Не помогают ни растущие цены на нефть, ни относительно стабильный рубль. Почему так происходит и к каким эмитентам стоит присмотреться в сложившейся ситуации, журналу «РБК» рассказал генеральный директор инвестиционной компании «АТОН» Андрей Шеметов

«Главное – адекватно оценивать риски»

НЕЯСНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Пересмотрев прогноз по бюджетным доходам в сторону увеличения с учетом высоких нефтяных цен, Минфин ждет дефицита в 1-1,5% ВВП.

Какой, по-вашему, будет стоимость нефти к концу года, учитывая международную политическую нестабильность?

Поскольку Саудовской Аравии удалось избежать политических волнений, ОПЕК вполне по силам поддерживать глобальный баланс спроса и предложения на нефтяном рынке. Тем не менее нестабильность на Ближнем Востоке и в Северной Африке продолжает оказывать давление на котировки, поэтому, по нашим прогнозам, нефть марки Brent к концу года будет стоить 105 долларов за баррель.

И насколько в этих условиях опасен потенциальный дефицит российского бюджета?

Рост цены нефти на 1 доллар увеличивает поступления в российский бюджет примерно на 2 млрд долларов, а поскольку нефтегазовая отрасль обеспечивает свыше 45% бюджетных доходов, адекватный прогноз стоимости нефти имеет первостепенное значение. Дефицит в ненефтяном сегменте сейчас превосходит 10% ВВП. Мы должны стремиться к тому, чтобы данный показатель не превышал 5%. Но для этого необходимо очень жестко контролировать расходы, что в преддверии выборов непросто: сверхдоходы от продажи нефти традиционно пойдут на финансирование социальной сферы.

Каковы перспективы развития российского фондового рынка в сложившейся ситуации?

В отличие от других развивающихся рынков в России мало инвесторов, проявляющих большой интерес к отечественным акциям, мы сильно зависим от зарубежных институциональных инвесторов. В условиях укрепления рубля рынок обычно поддерживают российские деньги за границей (львиная доля которых утекла в 1990-е). За последние шесть месяцев в нашей стране отмечался значительный чистый отток частного капитала. По всей видимо сти, это связано с тем, что инвесторы обеспокоены политической неопределенностью: до сих пор непонятно, кто – Дмитрий Медведев или Владимир Путин – будет баллотироваться на пост президента. Тревожит и то, что капитал уходит, тогда как рост цены на нефть и укрепление национальной валюты, которые мы наблюдаем, должны стимулировать его приток. Недостаточная поддержка деньгами из-за выборов дезориентирует рынок и не дает ему расти.

ПРЕКРАЩАЕМ РЕАНИМАЦИЮ

Как вы оцениваете намерение Китая отказаться от расчетов в долларах?

Китай вряд ли откажется от доллара, потому что альтернатив практически нет. Но если такое случится, это может привести к резкой девальвации американской валюты, ускорению инфляции и повышению процентных ставок в США. Ведь резервы КНР сейчас оцениваются более чем в 3 трлн долларов и большая их часть – как раз долларовые активы! Подобные последствия создают серьезную угрозу для роста мировой экономики. Поэтому страны с объемными долларовыми резервами сильнее остальных заинтересованы в том, чтобы сохранить меры, обеспечивающие надежность доллара. В то же время, если во всем мире резко снизится желание рисковать, возникнет спрос на более безопасные активы. В таких условиях естественным выбором станут казначейские облигации США.

А какая сейчас ситуация в США?

Как на фондовых рынках отразится завершение программы стимулирования экономики QE2?

Некоторые эксперты полагают, что завершение программы QE2 приведет к повышению процентных ставок, а когда поддержка ликвидности усилиями ФРС сойдет на нет, нас ждет еще один обвал фондового рынка. Впрочем, об окончании QE2 известно уже давно. Если считать рынок разумным субъектом, то это событие, скорее всего, учтено в котировках.

Если смотреть глобально, то программа QE2 прекращает свое действие в условиях, когда в других экономиках начали повышаться процентные ставки и укрепляться валюты. Это особенно заметно на примере развивающихся рынков. Ужесточение денежно-кредитной политики означает естественное падение спроса на казначейские бумаги США в мировом масштабе. Гипотетически возможна ситуация, когда повышение ставок на развивающихся рынках, в том числе в Китае, породит обеспокоенность по поводу темпов экономического развития соответствующих стран. Тогда инвесторы, вероятнее всего, обратят внимание на развитые рынки, где активы безопаснее. Такой ход событий создаст новый спрос на казначейские облигации США.

Несомненно, завершение программы QE2 приведет к сокращению ликвидности в США, и конечный эффект будет зависеть от благополучия американского потребителя, обремененного кредитами. Наконец, европейский потребитель тоже весь в кредитах, и мы не можем игнорировать то, что для многих развитых экономик политика количественного смягчения – это способ поддержания жизнедеятельности организма. Так что нам предстоит увидеть, сможет ли пациент дышать самостоятельно, если прекратят реанимацию.

ГРЯДЕТ ПЕССИМИЗМ

Как вы оцениваете возможности роста рынков – фондового, сырьевого, валютного – в краткосрочной перспективе?

Так сложилось, что при увеличении волатильности развитых рынков (ее характеризует индекс VIX) российские бумаги страдают сильнее остальных. Сейчас значение VIX находится на таком же уровне, что и накануне обвала в конце 2007-го. И хотя глобальные рынки укрепляются уже больше года, вызывает беспокойство то, что они игнорируют нынешний неблагоприятный климат. Я говорю об ускорении инфляции по всему миру, напряженности в Северной Африке и на Ближнем Востоке, проблемах суверенных долгов в Европе. Не удивлюсь, если эти тревожные обстоятельства станут причиной пессимизма инвесторов во второй половине 2011 года, что закономерно приведет к росту волатильности.

Инвесторы уже переключились с развивающихся рынков на развитые, и Россия в этой ситуации пострадала больше других. Вероятно, это связано с 9-процентным падением цены на нефть и предшествующим ему шестимесячным отрывом от развивающихся рынков (+17% против +3% у MSCI Emerging Markets). Динамика отечественного рынка исторически сильно коррелирует как с развивающимися рынками, так и с развитыми. Наша страна, как правило, отстает от развивающихся, когда индекс VIX растет, и опережает их, когда тот снижается. Выскажу предположение, что нестабильный глобальный фон, особенно с учетом конфликтов на Ближнем Востоке и в Северной Африке, может привести к тому, что желание брать на себя риски снизится. С другой стороны, положительными аспектами остаются привлекательные оценки стоимости акций отечественных компаний и то, что Россия, скорее всего, выиграет от текущих высоких цен на нефть. Но при усилении волатильности позитивные факторы могут быть и проигнорированы.

Какие российские отрасли и эмитенты наиболее интересны в таких условиях?

Самые выгодные перспективы предлагают сейчас акции финансового и телекоммуникационного секторов. А вот ритейл, металлургическая и горнодобывающая отрасли, напротив, требуют избирательного подхода. В нефтегазовом сегменте пора сокращать долю нефтяных компаний, тогда как количество акций газодобывающих предприятий можно увеличить, поскольку они могут ощутимо подорожать. Эмитентов, связанных с внутренним спросом, таких как телеком, потребительский сектор и банки, сильно поддерживает укрепляющийся рубль. Кстати, высокие цены на нефть не обязательно станут благоприятным фактором для нефтяных компаний, поэтому лучше выбирать бумаги нефтесервисной отрасли, а также производителей трубной продукции.

В кризис многие выходили из падающих ПИФов, не веря в то, что управляющие смогут удержать ситуацию под контролем.

Наблюдается ли переориентация частных инвесторов на интернет-трейдинг?

В кризис действительно было много выходов: около 70% инвесторов покинули рынок. На мой взгляд, надо спокойнее относиться как к росту рынка, так и к его падению. Тем более что отрасль коллективных инвестиций в России хорошо регулируется законодательно. В отличие от того же доверительного управления, вы всегда можете просмотреть трек-рекорд [реестр всех сделок с указанием дат. – Прим. «РБК"] конкретного менеджера и понять, чего от него ожидать. Главное, что он несет персональную ответственность за все совершаемые сделки.

Кризис не существенно изменил отношение клиентов к интернет-трейдингу. Интерес к нему достаточно стабильный: на рынок ежемесячно приходит порядка 4-5 тыс. самостоятельных инвесторов. Нормальная инвестиция – это покупка-продажа раз в полгода, но для совершения одной сделки нет необходимости становиться трейдером, устанавливать соответствующие программы и т.д. Активная спекуляция – удел очень немногих людей, поэтому существенного притока клиентов мы не ожидаем.

БЕЗ ЛИШНЕГО РИСКА

Какие уроки ваша компания вынесла из кризиса?

«АТОН» изначально был консервативной компанией. Кризис показал, что эта позиция правильная и что главное – адекватно оценивать риски. Наша бизнесмодель основана на разумной политике риск-менеджмента. Мы всегда должны иметь возможность вернуть все клиентские активы по первому требованию и используем их только для операций, связанных с инвестиционными решениями самих клиентов. У нас был большой запас финансовой прочности, который формировался с 1991 года и позволил не просто пережить кризис, но и открывать новые направления.

Их развитием мы сейчас активно занимаемся.

А ваше вхождение в совет директоров ММВБ как-то отразится на деятельности «АТОНа»?

Моя основная задача как члена совета директоров ММВБ – защита интересов всех брокеров, инициирование изменений в работе биржи в соответствии с современными требованиями. Мне бы хотелось принять участие в совершенствовании инфраструктуры фондового рынка – нужно сделать так, чтобы всем стало понятнее, как торговать. Например, нам нужен центральный депозитарий; хорошо бы разрешить рассчитываться за купленные бумаги спустя три дня, а не в день операции – в этом случае брокер сможет правильно оценить свои финансовые потоки.

Вы ведь из семьи военного, как оказались в инвестиционном бизнесе?

Да, мой отец – генерал-полковник, командовал штабом Московского военного округа. Действительно, был период, когда я собирался поступать в военное училище, но передумал и пошел в ГУУ [Государственный университет управления. – Прим. «РБК»]. Там началась моя история с фондовым рынком, когда мы с сокурсниками стали покупать и продавать акции.

Хорошее было время...

Вы тогда начали парашютным спортом заниматься?

Попозже. Первый раз я прыгнул в 24 года. Теперь я мастер спорта международного класса, мировой рекордсмен, неоднократный чемпион России. Жить интереснее, когда ты преодолеваешь себя. Первые 50 раз преодоление заключалось в самом факте прыжка. Но на каком-то этапе это показалось слишком просто, хотелось выполнить более серьезную задачу – сделать несколько фигур за один прыжок, например. Сейчас жена запретила мне прыгать, а поскольку она в семье начальник, я вынужден подчиниться.

Адрес страницы: https://www.aton.ru/ideas/intervyu_andreya_shemetova_v_zhurnale_rbk/