Осенью 1875 года обанкротился Московский ссудный коммерческий банк. Он стал жертвой своего руководства и европейского финансового кризиса. Это был первый крах банка, который потянул за собой разорение четверти кредитных организаций страны.

Картина В.Е. Маковского «Крах банка» написана по мотивам событий, связанных с банкротством Московского кредитного ссудного банкаКартина В.Е. Маковского «Крах банка» написана по мотивам событий, связанных с банкротством Московского кредитного ссудного банка.

Банк был основан в 1870 году и до последнего момента пользовался огромным доверием у вкладчиков и акционеров, прежде всего, потому, что в его совет входили уважаемые крупные предприниматели. К сожалению, руководители не разбирались в банковском деле, в особенности в том, что касалось отношений с зарубежными кредитными организациями и работы на зарубежных рынках акций, товаров и сырья. В итоге в 1871 году на пост директора по зарубежным операциям был приглашен Густав Ландау, руководивший до этого в Варшаве обанкротившейся банкирской конторой.

На отток вкладов населения в начале кризиса 1873 года банки отреагировали повышением процентных ставок. Они достигли 12–17% годовых, что, конечно, сказывалось на устойчивости кредитных организаций. Но у Московского ссудного коммерческого банка проблемы были еще и собственные. Ландау в надежде получить прибыль приобрел на 233 000 рублей акции европейских компаний, курс которых вскоре упал.

После, чтобы скрыть свою неудачную операцию и компенсировать убытки, Ландау договорился о предоставлении кредита немецкому «железнодорожному королю» Струссбергу: 8 млн рублей под залог железнодорожных вагонов и акций Немецко‑Богемской железной дороги. Проблема была в том, что железная дорога к этому моменту обанкротилась и ее акции больше не котировались на бирже.

В итоге этих неудач 11 октября 1875 года Московский Ссудный банк прекратил все операции, в том числе платежи по вкладам, а на следующий день началась общая паника и массовое изъятие вкладов, так как распространились слухи, что Струссберг брал кредиты и в других банках.

Крах Московского ссудного банка стал первым банкротством частного банка. Он потянул за собой остальной банковский сектор: четверть кредитных организаций в России обанкротилась. Позже государство предпочитало выдавать банкам, попавшим в кризис ликвидности, быстрые и дешевые кредиты; если же банки разорялись, их тайно санировали за казенный счет, ничего не объявляя вкладчикам, а иногда казна (также секретно) выкупала их и продавала новым хозяевам.

Летом 1899 года участников рынка потрясло известие о банкротстве Саввы Мамонтова. 11 сентября 1899 года Савва Иванович был взят под арест, а 23 сентября на Петербургской бирже случился обвал, обозначивший новый биржевой кризис.

Савва Мамонтов сделал свое состояние на строительстве железных дорог, в частности магистрали Москва–АрхангельскСавва Мамонтов сделал свое состояние на строительстве железных дорог, в частности магистрали Москва–Архангельск.

Савва Мамонтов сделал свое состояние на строительстве железных дорог, в частности магистрали Москва–Архангельск. В 90-х годах XIX века он купил ряд промышленных предприятий и попытался создать своего рода финансово-промышленную империю. Однако дело шло плохо: требовалась серьезная модернизация производства. К тому же огромные средства Савва Иванович тратил на меценатство: создал свою оперную труппу,  его усадьба в Абрамцево была центром притяжения для художников. Увлекшись разнообразными промышленными проектами, Савва Мамонтов стал финансировать их средствами общества Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. Он истратил из средств компании 5 млн рублей без разрешения акционеров. Все долги могла покрыть концессия на строительство новой магистрали Петербург-Вологда-Вятка, но слухи о трудностях мамонтовских заводов уже будоражили деловой мир. Мамонтов рассчитывал на поддержку министра финансов Витте, но по разным причинам не получил ее. Так компания оказалась на грани банкротства.

В июле 1899 года Мамонтов допустил дефолт по кредиту в 3 млн рублей Петербургскому Международному коммерческому банку, залогом по которому был контрольный пакет Общества Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. Министерство финансов организовало спешную ревизию, которая вскрыла формальные нарушения в учете и расходовании средств Общества. Акции железной дороги упали на бирже, в итоге дорога была выкуплена в казну, а сам Савва Мамонтов арестован.

В 1900 году состоялся судебный процесс  о злонамеренном банкротстве, хищении и растрате. Центральным событием процесса явилась речь знаменитого адвоката Федора Никифоровича Плевако: «Ведь хищение и присвоение, – говорил он, – оставляют следы: или прошлое Саввы Ивановича полно безумной роскоши, или настоящее – неправедной корысти. А мы знаем, что никто не указал на это. Когда же, отыскивая присвоенное, судебная власть вошла в его дом и стала искать незаконно награбленное богатство, она нашла 50 рублей в кармане, вышедший из употребления железнодорожный билет, стомарковую немецкую ассигнацию». Защитник показал, сколь грандиозен и патриотичен был замысел обвиняемого проложить железную дорогу от Ярославля до Вятки, чтобы «оживить забытый Север», и как трагично из-за «неудачного выбора» исполнителей замысла обернулась убытками и обвалом щедро финансированная операция. «Но рассудите, что же тут было? – вопрошал Плевако. – Преступление хищника или ошибка расчета? Грабеж или промах? Намерение вредить Ярославской дороге или страстное желание спасти ее интересы?»

Федор Никифорович Плевако (1842 -1908) – один из самых известных российских адвокатовФедор Никифорович Плевако (1842 -1908) – один из самых известных российских адвокатов.

Суд признал факт растраты, Мамонтова объявили несостоятельным должником, однако Плевако смог убедить присяжных, что это было банкротство по неосторожности. Никто из подсудимых не попал в тюрьму.

История Российской империи знает много примеров громких банкротств. Практически все они были связаны с заемными средствами. Проще говоря, набрав кредитов для развития в период подъема экономики, предприниматели не могли по ним рассчитаться, когда общая ситуация осложнялась. Финансовые скандалы не проходили бесследно (и в целом имели положительное влияние): недобросовестные игроки уходили, регулирование становилось жестче и системнее, финансовый рынок – более развитым.

Адрес страницы: https://www.aton.ru/stockmarkethistory/series_2-6/