en
Поддержка

Уже более 25 лет мы развиваемся, растем и совершенствуемся
вместе со своими Клиентами.

О законах рынка

Вопрос: Правда ли, что на бирже количество игроков, выигравших деньги, равно количеству проигравших? Как закон равновесия в физике.

Ответ:
И да, и нет. Все зависит от того, на каком рынке. Рынок фьючерсов построен так: количество выигранных денег равно количеству проигранных денег. Это не значит, что количество выигравших и проигравших равное. Но поскольку и выигравшие, и проигравшие платят комиссионные и подвергаются проскальзыванию, сумма денег выигранных на рынке фьючерсов меньше суммы проигранных денег. Что касается фондового рынка, то здесь все гораздо смазаннее.

Допустим, акция поднимается от 50 до 200 рублей. Кто-то ее купил за 50, продал за 60, кто-то купил за 60, продал за 80. Кто-то купил за 80, акция обвалилась, он продал ее за 60. Кто-то здесь ее купил, додержал до 100. Количество людей, сделавших деньги, а также сделанные деньги могут быть больше, чем потерянные деньги. Или наоборот. Рынок сползает, акция идет от 200 вниз к 40, по дороге люди пытаются ее покупать, продавать. То есть на рынке акций нет такого равновесия между выигранными и проигранными деньгами. Но это равновесие есть на рынке фьючерсов.

Вопрос: Кто и зачем покупает акции, когда рынок падает? В чем смысл и выгода от этих сделок?

Ответ:
Этот вопрос задается человеком, который смотрит на середину графика. На середине графика совершенно очевидно, что сейчас покупать не нужно. Но если график откатить назад, многим кажется, что рынок достиг дна и готов развернуться.

Вопрос: Как Вы относитесь к везению и невезению на рынке? Везло ли Вам когда-нибудь, или Вы всегда полагались только на себя?

Ответ:
Есть замечательная американская поговорка: чем больше я работаю, тем больше мне везет. Есть элемент удачи, есть элемент неудачи. Но моя задача как профессионала является свести коэффициент отношения удачи к неудаче до минимума. Задачей этого бизнеса является производство сделок, как на фабрике.

Вопрос: Если акционер держит у себя акции наиболее ликвидных компаний и не собирается их продавать, значит ли это, что на фондовом рынке обращаются акции более низкого качества?

Ответ:
Это хороший вопрос, но совершенно неправильные выводы. Я не знаком с реалиями российского фондового рынка, но в Америке акции больших компаний (Ford), долгосрочные инвесторы держат 20–30% этих акций, но большая часть этих акций все равно находится в обращении. Я очень боюсь «узких» акций. Была акция одного российского эмитента, 95% которой находилось у владельцев предприятия, и только 5% торговалось на рынке. Это очень опасно, так как в такой ситуации абсолютно отсутствует контроль.

О правилах торговли

Вопрос: Назовите, пожалуйста, три категорических «не делай» и три категорических «надо».

Ответ:
Не добавляй к проигрышным позициям, не меняй планов по мере игры, не принимай ничего на веру, проверяй все, что ты слышишь или читаешь. Пиши письменные планы, знай заранее, где выйдешь из каждой сделки, контролируй риск по каждой сделке.

Вопрос: Каков Ваш основной принцип в биржевой торговле и в жизни?

Ответ:
Жить надо с открытыми глазами. Не предаваться иллюзиям, а смотреть, что есть на самом деле. Большинство людей принимают желаемое за действительное, боятся реальности.

Вопрос: Есть ли у Вас секретные инструменты, которые Вы храните только для личного использования и никогда их не раскроете?

Ответ:
Секрет трейдинга заключается в том, что в нем нет секретов. То, что я показал вам - это то, что я обычно делаю. Анализ долгосрочных графиков - принятие стратегического решения, затем анализ краткосрочных графиков - принятие тактического решения. Я не скрываю индикаторы, которыми пользуюсь. Но что-то я придерживаю для себя. Например, параметры своих индикаторов. Но это просто такая приватность, я не хочу, чтобы люди их знали. Пожалуй, это единственное, что я держу при себе.

При этом я буду первым, кто вам скажет, что параметры индикаторов - это не очень важная вещь. Мой главный противник в трейдинге это не другой трейдер, не брокер, а человек, которого я вижу в зеркале, когда иду чистить зубы. Это я сам, моя дисциплина или отсутствие таковой. Есть люди, которые любят секретничать, но я ко всем этим секретам отношусь очень скептически. На рынках нет секретов. Кстати, будьте особенно осторожны, если кто-то собирается продать вам какие-то секреты рынка.

Вопрос: Скажите, пожалуйста, что, по вашему мнению, больше определяет результативность сделок (доходность): успешный вход или грамотный выход – закрытие позиции.

Ответ:
Абсолютно однозначный ответ: выход, выход, выход. Практически любая позиция, которую вы открываете, будет прибыльна в какой-то момент своей жизни. Но, тем не менее, очень многие позиции окажутся проигрышными в тот момент, когда Вы будете их закрывать. Успешный трейдер знает, когда схватить прибыль. Выход гораздо важнее, чем вход.

Вопрос: Вот у вас в дневнике запись: наименование эмитента, дальше код и проценты…

Ответ:
Проценты – это оценка сделки. Я оцениваю каждую сделку по трем параметрам и ставлю себе оценку. Читайте книгу, там все это описано. Я ставлю себе оценку за вход, за выход и за всю сделку. Когда я покупаю, то где мне лучше купить, ближе к минимуму или к максимуму? Если я куплю по минимуму — моя оценка будет 100%, если по максимуму — получу ноль. Оценка ставится по стопроцентной системе. Можно перевести это и в 5-балльную. Допустим, в MGM стоит конверт, верхняя граница которого на сегодня – 76, нижняя граница – 63, значит, ширина этого конверта – $15. Если я сниму 30% этого конверта, моя оценка – 5, если сниму 20% - 4, 10% - 3. То есть я оцениваю свои сделки не по деньгам, а по проценту конверта, который снимаю. По деньгам оценивать неправильно. Сегодня большая сделка, завтра маленькая, а качество сделки оценивается процентом от конверта.

Об инвестиционном портфеле

Вопрос: Нужно ли вкладывать деньги, диверсифицируя риски, или лучше изучить поведение одной бумаги.

Ответ:
Вы знаете, я противник сильной диверсификации. То есть, если вы управляющий капиталами, и у вас несколько миллионов долларов, то вам, конечно, надо диверсифицироваться. Но если вы нормальный трейдер, то надо положить все яйца в одно лукошко и следить за этим лукошком очень внимательно. Сильная диверсификация — не для индивидуального трейдера. Одной акции, по-моему, маловато, но и распылять свое внимание особенно не стоит. Нужно открывать разумное количество позиций. Если у вас в портфеле двадцать акций, и одна из них удвоилась, то стоимость всего портфеля практически не изменилась.

Вопрос: Говорят, надо работать с ликвидными акциями, это понятно. Но где проходит граница ликвидности, каков должен быть объем торгов, чтобы акции считались ликвидными?

Ответ:
Для меня абсолютная минимальная граница ликвидности от пятидесяти тысяч до четверти миллиона акций в день. Если торгуется меньше, чем пятьдесят тысяч акций в день, то я отказываюсь работать с этими акциями. Проблема с неликвидными бумагами – их легко купить, но их очень трудно продать. Получается, что у вас есть очень большая корова, которую надо провести через очень узкую дверь. У этой коровы так обдерут бока, что вам мало что останется. Поэтому я всегда проверяю объем: если меньше пятидесяти тысяч в день – нечего касаться этой акции.

Вопрос: Работаете ли вы с российскими акциями?

Ответ:
Очень мало. Иногда я покупаю российские фонды, но только через Америку. Почему? Потому что когда играешь на рынке, надо задать себе вопрос, откуда поступит прибыль. От правительства, от корпорации или от кого? От других трейдеров. Значит, я пытаюсь влезть кому-то в карман. Плачу комиссионные, чтобы влезть кому-то в карман. В то же самое время этот человек лезет в карман ко мне. Получается своеобразный танец. Но мало того, что в мой карман лезут, когда я бодрствую, если бы я, находясь в Штатах, торговал в России, мне бы лезли в карман еще и когда я сплю.

Поэтому я стараюсь играть на рынках только своей временной зоны, в Америке. Когда я вижу какие-то супер-сигналы, то могу войти в рынки других стран, но это бывает очень редко. Есть одна развивающаяся страна, которая меня очень интересует и привлекает – это Бразилия. И одно из ее достоинств заключается в том, что разница во времени с Нью-Йорком составляет всего 1 час.

Вопрос: Акции каких Тюменских компаний будут ликвидны в ближайший год?

Ответ:
Лучше спросите про американские компании. Я играю на американских рынках. Если вы хотите посмотреть на тюменские рынки, то вам лучше прийти в офис тюменского филиала компании АТОН, для того чтобы проанализировать состояние рынков вместе с сотрудниками.

Когда вы решите встретиться со специалистом, посмотреть акции, имейте в виду, что вам стоит прежде всего определиться, какой временной диапазон вы рассматриваете: на ближайшие несколько часов, ближайшую неделю, ближайший квартал. Определитесь для себя по времени, потому что в зависимости от этого ответы на ваши вопросы могут быть совершенно разными. Два серьезных трейдера могут стоять друг против друга. Один – на повышение, другой – на понижение, и в результате оба сделают деньги, потому что у одного диапазон два часа, а у другого – две недели.

Вопрос: Что лучше для новичков: попробовать самостоятельно торговать на бирже, купить пай, довериться ПИФам?

Ответ:
Можно поступить и так, и так, но я хочу сказать, что покупка пая – это не так просто. Купить пай – это все равно, что загнать свою машину к автомеханику. То, что на улице висит чья-то реклама, вовсе не означает, что именно эта компания обслужит ваш автомобиль наилучшим образом. Нужно все проверить. На рынке есть соответствие между уровнем риска и уровнем прибыли. Отдельные акции – это как корова, она может давать много молока, а может и не давать вовсе. А пай – это пакет молока из магазина. Оно проверено, есть срок годности, но ничего кроме этого пакета вам получить не удастся. То есть и паи, и акции являются совершенно нормальными инструментами. Выбирайте, что более соответствует вашему темпераменту.

Вопрос: С каким количеством различных акций следует работать начинающему спекулянту? Не обязательно дейтрейдеру, но и долгосрочному инвестору?

Ответ:
У меня есть друзья, которые ведут одновременно 20-30 позиций. Как – не понимаю. Для меня это является такой же загадкой, как если кто-то садится к роялю и начинает играть какой-нибудь этюд. Я не понимаю, как живой человек может это сделать. Знаю, что магнитофон может, но что живой человек может сесть и, не глядя в ноты, играть на рояле... Для меня это мистика. Кто-то отслеживает 20 акций. Я для себя давно определил, что мне комфортно работать с 6 акциями. Менее шести позиций я могу отслеживать одновременно. Если количество позиций больше - начинаю терять фокусировку и могу какую-то из них упустить. Я уже не помню, сколько я купил тысячу или пять, или семь тысяч. В этом случае мне нужно вести дневник.

У меня есть приятель в Нью-Йорке, он из Латинской Америки, зовут его Сиксто. Сиксто – это значит шестой. В бедных семьях так называют детей. Есть Сиксто, а еще есть знакомый, его зовут Терцо, значит третий. Еще одного зовут Септимо – седьмой. Как вы думаете, эти дети получили больше внимания или меньше, чем те, которых зовут Маша, Ваня, Петя?

Но это не какое-то общее правило, это зависит от индивидуальности трейдера. Важно не количество, а качество. Очень важно аккуратно и внимательно отслеживать свои акции. Если вы чувствуете, что что-то упускаете – нужно уменьшить количество позиций, за которыми вам приходится следить. Шесть – это количество именно открытых позиций, я отслеживаю гораздо большее количество акций. В Америке торгуется около десяти тысяч разных акций. У меня есть система, по которой я отслеживаю группы акций. Таких групп двести. Я ищу самую сильную группу, самую слабую группу. Я могу рассматривать сотню акций, но из этой сотни я выберу десять, пятнадцать, двадцать, к которым отнесусь более внимательно.

В России эта проблема решена за вас, поскольку «голубых фишек» очень мало, а все остальные акции еле торгуются. Это как выборы в Советском Союзе – один кандидат, даже думать много не надо. И не только в Советском Союзе.

О прибылях и убытках

Вопрос: Как Вы оцениваете соотношение прибыли и убытка?

Ответ:
Я не войду ни в одну сделку, если ожидаемая прибыль менее чем в два раза превышает ожидаемый убыток. Обычно я беру гораздо лучшее соотношение – 3:1 или 4:1. Самая странная вещь в том, что реальная прибыль, почему-то, всегда бывает меньше, чем ожидаемая. А ожидаемый убыток всегда выполняется на 100% а, зачастую, и перевыполняется. Поэтому, когда я планирую, то смотрю точку входа, точку выхода и стоп. При соотношении меньше чем 2:1 я не вижу сделки, при 3:1 я начинаю интересоваться ей гораздо больше.

Вопрос: Каково должно быть процентное соотношение прибыльных и убыточных сделок?

Ответ:
Это зависит от вашей личности. Например, я люблю быть правым. Поэтому я хочу играть по системе, в которой у меня больше выигрышных сделок, чем проигрышных. С другой стороны, в Чикаго есть такой трейдер, его зовут Ричард Деннис. Он один из самых успешных трейдеров в Америке. Он играет по системе, где он проигрывает девять раз из десяти. Но когда он выигрывает, он отлавливает очень большие тренды и делает очень большие деньги.

Когда вы начинаете разрабатывать систему, вы должны решить, что для вас важнее всего – постоянно получать пусть небольшие, но доказательства вашей правоты и при этом не терять много денег на проигрышных сделках или же важнее сорвать большой куш на тех немногочисленных сделках, которые оказываются очень успешными. Сделайте собственный выбор и подстраивайте под него свою систему.

Вопрос: Возможно ли после череды проигрышей сохранить свой счет и остаться на плаву?

Ответ:
Сохранение жизнеспособности является первоочередной задачей трейдера. Когда профессионал теряет деньги, он их теряет очень медленно. У трейдера должно быть три цели: выживание, постоянная, стабильная прибыль и экстраординарная прибыль. Большинство новичков стараются сорвать экстраординарную прибыль.

Вопрос: Сделка оказалась неудачной, Вы прямо на глазах теряете деньги, Вы закрываете такие позиции или все-таки ждете прибыли?

Ответ:
Я работаю по плану. Когда я открываю позицию, цена моих акций начинает меняться прямо на глазах, и это вызывает эмоции. Эмоции очень вредны в игре, поэтому я не хочу быть трейдером, я хочу быть клерком, которому управляющий дал бумажку, где написано, что покупать надо по такой-то цене, фиксировать прибыль по этой цене, а защитная приостановка должна быть здесь. И сейчас я возьму бумажку и проведу эту сделку. Надо понизить уровень своего стресса, чтобы не принимать решения в нервозной обстановке.

Вопрос: Каков среднегодовой показатель Вашей прибыльности на фондовом рынке, какой результат Вы считаете критерием успешности?

Ответ:
Критерий успешности разный для разных людей. Когда вы только начинаете, когда у вас маленький счет, естественно надо думать о больших прибылях. У меня очень свободный подход к этому делу, я себе установил очень низкую планку – не на год, а на квартал. Это связано с тем, что у рынка очень высокий коэффициент хаотичности. Когда открываешь сделку, всегда думаешь, что она пойдет хорошо, но почему-то многие из этих сделок проваливаются. Дело в том, что рынок хаотичен. Я не очень сильно волнуюсь о каждой отдельной сделке. Я значительно больше задумываюсь о том, где окажется мой счет в конце квартала. Один месяц слишком коротко, а год слишком долго.

Я себе поставил очень невысокую планку – четыре процента в квартал. Это я считаю своей прибылью, это то, что я хочу заработать для себя. Все, что я получаю сверх четырех процентов, я считаю сверхприбылью. И десять процентов от сверхприбыли я раздаю на благотворительные цели. Планка очень низкая, четыре процента в квартал - это менее двадцати процентов годовых. Для маленького счета это было бы недостаточно. Для большого счета это очень серьезные деньги. Но это минимальная планка, обычно я достигаю гораздо большего. На Wall Street человек, который из года в год зарабатывает больше двадцати процентов годовых, считается королем улицы.

Вопрос: Люди, приходя на фондовый рынок, в любом случае интересуются той доходностью, которую они могут иметь в случае освоения этой профессии. Правильно ли ориентировать их на какую-то доходность? Какие цифры стоит показывать? Понимание доходности в Америке и России очень различается. По Вашему мнению, стоит ли ориентировать людей? В России многие хотят получить своего рода обещания - ты придешь, ты будешь.

Ответ:
Да-да, будешь красивым, у тебя все будет… У меня есть книга, называется «Трейдинг с доктором Элдером. Энциклопедия биржевой игры». Там я как раз осветил эти цифры. Три стадии в работе биржевика. Я считаю, что если на первой стадии человек потерял меньше 10% в год, то это успешный первый год работы. Чем бы человек ни занимался, нужно тратить какое-то время на образование. Хочешь ли ты быть врачом, адвокатом, журналистом, кем угодно. Вначале человек должен потратить на это время и деньги.

На первой стадии нужно быть готовым к каким-то потерям, но держать эти потери под контролем. Вторая стадия – побить банковский процент. А третья – это свободное плавание. На Уолл-стрит самые гениальные люди, например Джордж Сорос, зарабатывают с учетом всех расходов около 30%. Но если на счету миллиард долларов, то 30% - это очень даже неплохие деньги.

Вопрос: Человек, начиная игру на бирже, должен себя морально готовить к тому, что не каждая сделка может быть удачной?

Ответ:
Меня иногда спрашивают, какой процент удачных сделок ты ожидаешь получить? Я ожидаю 100%. Если бы я не ожидал удачи, прибыли, я бы не открывался. Но при этом абсолютно ясно, что не может быть так, что каждая сделка будет успешной. Поэтому играть надо на долгосрочную перспективу. Я знаю, что хочу получить прибыль к концу месяца, к концу квартала. А каждая отдельная сделка несет в себе очень большой элемент неопределенности.

Вопрос: Ваш самый большой проигрыш на рынке акций? Когда он случился?

Ответ:
Самый большой проигрыш был не на рынке акций. Мой самый большой проигрыш был на фьючерсах. Случился он от жадности. У меня было четкое мнение, что цена газового контракта достигла нижней точки и сейчас развернется вверх. Я стал его покупать. Купил невероятное количество контрактов, а газ взял и еще немножко опустился в цене, совсем немножко. Чуть-чуть. И меня выкинули. Жадность фраера сгубила. Когда у вас есть какая-нибудь проблема, причину надо в первую очередь искать в самом себе. Это не честно, так нельзя, со мной плохо поступили. А ты что ожидал, будут хорошо поступать? Почему я позволил рынку обмануть себя? Потому что я хотел заработать больше денег.

Вопрос: Сколько Вам пришлось проиграть перед тем, как Вы стали зарабатывать на бирже? Насколько суровы первые полученные уроки?

Ответ:
Потерянная сумма составила сто процентов, естественно. Был счет в пять тысяч долларов. От него не осталось ничего. Типичное такое «новичковское» начало. Я начал делать деньги на бирже после того, как мой счет достиг шестидесяти тысяч. Я не стал ни на копейку умнее, но деньги пошли.

О манипуляциях на фондовом рынке

Вопрос: Возможно ли одному или нескольким крупным трейдерам сдвигать рынок в том или ином направлении? Существуют ли такие приемы?

Ответ:
Мой опыт на американских рынках говорит о том, что крупный трейдер очень краткосрочно, в течение нескольких минут может подвинуть какую-то акцию, но рынок всегда крупнее, чем какой-либо индивидуально взятый игрок. Поэтому один крупный трейдер или группа трейдеров не могут «нарисовать» акции собственную цену на какое-либо мало-мальски длительное время. Я уже не говорю о том, что намеренное влияние на цену акций – это преступная активность.

 Посмотрим на вчерашний объем торговли акций IBM. Они закрылись по цене где-то в 105 долларов, объем покупок и продаж где-то порядка 140 миллионов долларов. Это за один день в одной акции. Реальные люди купили и продали акций на 140 миллионов долларов. Бумаг на бирже три тысячи. У кого есть деньги, чтобы сдвинуть такую огромную махину? На американских рынках можно не беспокоиться, что трейдеры двигают акцию.

Вопрос: Как Вы считаете, есть ли на рынке тайные общества с большим капиталом и контролем средств массовой информации?

Ответ:
Вы знаете, всегда есть люди, которые считают, что такие общества есть. В принципе, это люди, которых побила жизнь. Вместо того чтобы человеку найти свою дорогу, он начинает думать, что на самом деле он знает секрет, то есть от чувства слабости, он лечится тем, что создает теорию «заговора».

Вопрос: Можно ли искусственно поддерживать цену акции?

Ответ:
Я не знаю как в России, в Америке это очень сложно. Искусственно на цену акции можно влиять в течение нескольких минут. Но денежные потоки, которые задействованы на американских рынках, настолько велики, что выдержать против этих потоков не может никто. И это очень хорошо. Чем больше денег на бирже, тем честнее проходят торги.

Имена инвестиционных гуру традиционно ассоциируются с работой на Уолл-стрит. Конечно, это верно лишь отчасти — история фондовых рынков насчитывает уже несколько веков, сегодня мировыми финансовыми центрами являются Нью-Йорк, Лондон, Цюрих, Люксембург, Франкфурт-на-Майне, Сингапур и т.д. Свои коррективы в распределение финансовых потоков конечно вносит время: после Первой мировой войны ведущий мировой финансовый центр из Лондона переместился в США, а уже в 60-ех годы Штаты начали терять свой монополизм, теснимые Западной Европой и Японией. В этой географии место Москвы пока не столь очевидно, как хотелось бы. Однако ряд экспертов считает, что через десять лет нынешним финансовым центрам мира придется принять в свои ряды российскую столицу.

Так или иначе, опыт наиболее успешных инвесторов, имена которых вошли в историю биржевой торговли независимо от того, в какой части планеты они заработали свои миллионы, принято считать азбукой начинающего инвестора.

Начиная с малого

Имена тех, кто, начиная с нуля, создал свою бизнес-империю, обычно приводят в пример тем, кто только делает первые шаги в направлении к материальному благополучию. Оглядываться на чужой опыт — верный путь. Тем более, что часто те, кто находится на вершине — не делают тайны из своих побед и готовы раскрыть некоторые свои секреты. Чарльз Шваб, Бенджамин Грэхэм, Алан Гринспен, Фил Карет, Виктор Нидерхоффер, Джон Нефф, Джордж Сорос, Руперт Мердок, Дэвид Дримен, Уоррен Баффет — вот не полный список «учителей» финансового рынка. Было бы весьма любопытно, собрав легенд Уолл-стрит в одной комнате, послушать их размышления о закономерностях рынка. Но, конечно, сегодня их советы стоят очень дорого, хотя когда-то каждый из них не имел ничего кроме потребности найти себя и серьезных амбиций в сфере финансов.

Интересно, что выявить какие-то закономерности в биографиях инвестиционных гуру не так просто. Налицо две противоположные тенденции - кого-то сама судьба привела к порогу Уолл-стрит, а кто-то, казалось, нашел путь к этому же порогу вопреки всем знакам, посылаемым свыше. Так, Томас Прайс, входящий в число наиболее успешных инвесторов за всю историю фондового рынка США, родился в семье сельского врача. Уоррен Баффет, самый богатый человек на планете (по состоянию на начало 2008 года, согласно данным журнала Forbes), прежде чем попробовать себя на поприще финансиста развозил газеты, собирал мячи для игры в гольф и перепродавал их, обслуживал автоматы для игры в китайский бильярд в местных парикмахерских и т.д. У Виктора Нидерхоффера отец работал в полиции, а мать преподавала в школе.

Выбор стратегии инвестирования

Примеры успешных инвестиций подтверждают, что каждому, кто начинает работать с финансами, нужно выявлять свои закономерности рынка. Как показывает практика, основанная на тщательном анализе, каждому психотипу человека свойственны определенные ошибки, каждому из различных типов инвесторов рекомендуются определенные типы финансовых инструментов. При этом удивительно, но в основе инвестиций самых богатых людей планеты, по их уверениям, лежат простые и такие понятные правила, которых легко может придерживаться новичок. Однако из года в год эти правила приносили своим последователям миллионы долларов, в то время как другие теряли деньги, попадая в ловушки фондового рынка.

В то же время для многих легенд с Уолл-стрит трамплином в мир больших денег стала наследственность. Нельзя сказать, что в случае Алана Гринспена, Кейта Руперта Мердока или Бенджамина Грэхема семья не оказала влияния на их будущую профессию. Однако редкий талант финансистов проявился как раз в их поколении и сделал их фамилии синонимом успеха для людей по всему миру.

Однако независимо от того, каким был жизненный старт, в резюме большинства тех, кого принято считать инвестиционными гениямием, значатся высшие учебные заведения. Хорошее образование, жажда новых знаний, которые можно применить на опыте, поиск своих новаторских решений отличают инвесторов первого эшелона. Поэтому интерес к финансам для многих из них начался с Гарварда, Кембриджа, Оксфорда, с Колумбийского Университета для Баффета и Бенджамина Грэхема, или Свартморского колледжа для Томаса Прайса. Но, конечно, в каждом отдельном случае университетская корочка стала только дополнением к таланту, дремавшему в человеке и открывшемуся благодаря целому ряду удачно сложившихся обстоятельств.

Долгосрочные инвесторы

Сторонниками долгосрочного инвестирования на основе собственной инвестиционной стратегии на фондовом рынке являются Филип Фишер, Уоррен Баффет, Томас Прайс, Джон Темплтон, Фил Каррет. «Больше состояний было сделано людьми, которые годами сидели на ценных бумагах, чем теми, кто вел активную торговлю», говорил когда-то Ф.Каррет. В основе инвестиционной деятельности каждого из них лежал многолетний опыт сделок, принесших миллионы долларов благодаря вере в фундаментальный анализ, который предполагает изучение финансовых и производственных показателей предприятий.

Например, Томас Прайс всегда останавливал свой выбор на акциях той или иной компании только после тщательного анализа свей отрасли и экономики в целом. А, инвестиции Д.Темплтона, совершенные в 1954 году в объеме 10 тыс. долл., спустя 40 лет, стоили уже 2,3 млн. долл.

Из последних примеров инвестиций с прицелом на годы – сделки У.Баффета, прошедшие в сентябре—октябре 2008 г. на фоне финансового кризиса в США. Баффет купил акции крупнейших компаний, потерявших более трети своей капитализации. Он инвестировал 3 миллиарда долларов в многопрофильную компанию General Electric. Несмотря на финансовые трудности GE, Баффет заявил, что верит в сильный менеджмент компании и считает, что вложение принесет ему значительные дивиденды. Неделей ранее знаменитый инвестор на похожих условиях вложил 5 миллиардов долларов в банк Goldman Sachs, оказавшийся на грани кризиса. Акции обеих компаний, по мнению отраслевых экспертов, достались Баффету со значительной скидкой. И в очередной раз Баффет оказался приверженцем собственного правила: «делайте инвестиции в момент максимального пессимизма».

Риск — благородное дело

По-другому на фондовый рынок и на перспективы, которые он предоставляет, смотрит знаменитый финансист Виктор Нидерхоффер. «Жизнь, как и рынки, предлагает самое большое вознаграждение тем, кто готов рисковать. Риск означает неопределенность, тревогу и возможные потери. Однако он также выявляет лучшее, что в нас есть», — говорит Нидерхоффер и всегда следовал следует своему принципу до конца. В 1997 г. Он потерялв в одночасье все состояние: фонды, которыми он управлял, рухнули, собственные сбережения пошли на покрытие обязательств и займов. Тем не менее, Нидерхоффер, в отличие от многих инвесторов, которые не смогли вернуться в рынок после таких серьезных потрясений, встал на ноги и, как это не удивительно, не утратил своей страсти к риску. Его философия проста: в жизни рано или поздно наступает черная полоса, вопрос лишь в том, готовы ли вы будете ее преодолеть, и как это сделать с наименьшими потерями. Похоже, для себя ответы Нидерхоффер нашел: сегодня, как и десятилетия тому назад, он верен выбранной стратегии и предпочитает «бычьи» позиции, стремясь играть на краткосрочных колебаниях.

Инвестиции в собственный бизнес

В сфере инвестиций особняком от биржевых спекулянтов стоят, конечно, те, кто создавал свой бизнес с нуля. Это совершенно другая категория инвесторов, знания, идеи и открытия которых, тем не менее, достойны самого тщательного внимания и изучения. Первыми на ум приходят имена Руперта Мердока, крупнейшего медиамагната, а также Билла Гейтса, основателя Microsoft. В принципе, своего «Билла Гейтса» имеет каждая отрасль человеческой деятельности, в этом залог ее дальнейшего развития, постоянного обновления. Однако опыт таких акул бизнеса как Мердок и Гейтс наглядно показывает, что незаурядный подход к делу открывает безграничные перспективы для его владельца. Но, конечно, без природного чутья, таланта управленца, профессиональной подкованности и еще множества качеств, которыми обладают эти люди, не обойтись. Так, под контролем Мердока находятся СМИ, кинокомпании и книжные издательства в США, Великобритании, Австралии и других странах. К 2007 году личное состояние Мердока достигло 9 миллиардов долларов США. Личное состояние Билла Гейтса считать бесполезно, потому что Гейтс теряет и делает миллиарды в течение считанных секунд. Он вошел в историю как самый молодой миллиардер, достигший этого самостоятельно. Ему было 15 лет, когда он написал программу для регулирования уличного движения и заработал на этом проекте 20000 долларов.

В какой-то мере склонность к риску приветствует и Джордж Сорос, знаменитый своими операциями на валютном рынке. Торговлю на FOREX начинают с оглядкой на достижения этого человека. Обросшая бесконечными легендами его биография — лучший учебник для тех, кто хочет научиться зарабатывать на изменениях курсов валют. Но возможно ли поймать удачу за хвост так, как сделал в свое время Сорос? 15 сентября 1992 года стало для многих «чёрной средой», но только не для Сороса. Благодаря предпринятым им операциям, связанным с резким падением английского фунта (на 12%), он заработал за день больше миллиарда долларов. После этого дня Сороса стали называть «Человеком, который сломал Банк Англии». Конечно, говорить, что стратегия Сороса на рынке проста, глупо. Тем более, что по некоторым данным он имел возможность использовать инсайдерскую информацию при принятии некоторых инвестиционных решений. Также не в его пользу говорит и факт ряда неудачных сделок и вложений на рынках. Тем не менее, сам он не единожды раскрывал суть своего метода работы. Сорос отмечал, что всю необходимую информацию получает из обычных газет, никогда не пользуясь аналитическими материалами; не верит в технический анализ, верит в хаотичность финансовых рынков. «Цены на акции, облигации и валюты зависят только от людей, которые их покупают и продают. Трейдеры зачастую действуют под влиянием эмоций, а не в соответствии с заранее принятой стратегией торговли», — отмечал Д.Сорос в многочисленных интервью.

Среди выдающихся инвестиционных гуру можно перечислить еще с десяток имен, и у каждого из них будет свой путь к миллиону. Особая стратегия рыночного поведения и является во многом объяснением их успеха, но вот подходит ли она любому, пожелавшему попробовать свои силы в борьбе за приумножение капитала?

Наверное, стоит ориентироваться не только на свои материальные возможности, но и на психологию, которую бывает сложно преодолеть. Тогда можно будет гордиться собственными победами, которые лягут в основу собственного руководства для дальнейшей работы на финансовых рынках, независимо от того, какие инструменты инвестирования вы выберете.



Отправить заявку
на консультацию
CAPTCHA
Введите код с картинки
Отправить